Возмещение потерь по договору


Компания Инпроконсалт предлагает услуги юристов в Ростове-на-Дону по самым серьезным юридическим вопросам.

Мы верим, что предложенные нами варианты решения - только то, что очевидно выгодно & верно для Вашего бизнеса! Ознакомиться с нашими тарифами Вы можете здесь
Возмещение потерь по договору

Возмещение потерь (ст. 406.1 ГК РФ) — новый инструмент построения договорных отношений, заимствованный российским законодателем из английского контрактного права. В чем состоит значение данной нормы? Какие практические проблемы она способна решить?

Смысл ст. 406.1 ГК РФ заключается в распределении рисков, возникающих у сторон в связи с заключением и исполнением договора, но не связанных с нарушением обязательства противоположной стороной. Конечно, в ряде случаев стороны могут обратиться к профессиональному страховщику, но зачастую более выгодным оказывается вариант с «внутренним страхованием», когда возможные риски одной из сторон принимает на себя противоположная сторона, а страховая премия закладывается в цену договора.

Как мы уже отметили выше, потери по смыслу ст. 406.1 не связаны с фактом нарушения договорного обязательства. Например,

      - По договору подряда: подрядчик может опасаться, что при выполнении задания заказчика, требующего большого напряжения технологических мощностей, его оборудование может выйти из строя. В таком случае стороны могут оговорить в договоре обязательство заказчика осуществить ремонт или возместить стоимость оборудования в случае его поломки.

      - По договору поставки: исполнение обязательства по поставке товара может стать невозможным из-за введения каких-либо таможенных ограничений страной поставщика. В соответствии с российским законодательством, такие препятствия являются обстоятельствами непреодолимой силы и освобождают поставщика от ответственности. Однако в целях стимулирования покупателя к заключению договора поставщик может принять на себя обязанность по возмещению всех соответствующих потерь своего контрагента.

Однако не совсем удобной представляется формулировка п.1 данной статьи: «Соглашением сторон должен быть определен размер возмещения таких потерь или порядок его определения». В редакции, которая рассматривалась Государственной Думой в первом чтении, речь шла об установлении в договоре предела возмещения, и такой подход выглядит более логичным, поскольку заранее предугадать точный размер вреда не всегда возможно. Более того, институт возмещения потерь носит компенсационный, а не штрафной характер, принципиально отличаясь этим от неустойки, поэтому требование об уплате четко фиксированной суммы будет выглядеть весьма странно. В связи с этим, остается надеяться, что судебная практика пойдет по пути отождествления понятий «размер» и «предел» возмещения» при применении положений рассматриваемой статьи.

Также достаточно неоднозначным выглядит и п. 3 настоящей статьи, который не ставит условие о возмещении потерь в зависимость от признания договора недействительным или незаключенным, если иное не предусмотрено сторонами в соглашении. Оправдано ли включение обязательства по возмещению потерь в ряд независимых условий договора, наряду с третейской оговоркой, оговоркой о применимом праве и некоторыми другими? Следует признать, что да – в тех случаях, когда риски заключались в возможном оспаривании договора, а сами потери возникли в связи с его аннулированием. Однако в остальных ситуациях логичность такого подхода законодателя вызывает сомнения.

Строго говоря, исходя из принципа свободы договора в российском праве, ничто не мешало предпринимателям включать в свои контракты положения о возмещении потерь и до введения в действие соответствующей нормы. Однако с учетом отечественных реалий, в которых суды предпочитают ориентироваться в первую очередь на положения закона, а не договора, данное нововведение представляется весьма позитивным, позволяющим российским компаниям более уверенно и широко использовать подобную проверенную международной практикой договорную конструкцию в рамках российского права.

Старший юрист

ООО Инпроконсалт

Остащенко Е.В.